?

Log in

Пит Рушо

Recent Entries

You are viewing the most recent 10 entries

February 23rd, 2017

08:48 pm: Про вообще всё)
У меня как у психа необычной формации возникла идея полового загробного существования души. Щас уточню. Тут всё туманно и неточно. А как бы вы хотели?
Мы при жизни, что-то наподобие сперматозоидов. Возможностей соединиться с божественной яйцеклеткой, чтобы продолжить существование на некотором совершенно невообразимом уровне, очень мало. И страшно. Метерлинковское что-то в этом, Вудиалленовское. Хочется ли нам на самом деле бессмертия? Вот, если бы мы хоть чуть-чуть знали, что нас ждет после родильного дома – стали бы мы рождаться? Есть ли у нас желание соединиться с творцом? Опять же, есть подозрение во всяком скотоложестве. Есть у меня демонологические опасения, что часть душ после смерти страстно побегут общаться с мелкими и простыми демонами: лучше синица в руках, чем этот дирижабль. Остальных ждет тьма внешняя, то есть, говоря на родном языке: тьма кромешная. Возможно, именно поэтому у меня есть физическое, иногда вкусовое почему-то, ощущение разности духовных состояний моего окружения, пейзажа, архитектуры. Духовная жизнь для меня штука мрачноватая – это не чтение стихов, и не знание изобильных фактов биографий вангогов-хармсов. Духовная жизнь – это мясо и кости другого мира, анатомия мелочного взаимодействия больших стихий.
И всё это при том, что я ненавижу людей с маятниками, не люблю фэншуй и практически не верю в приметы.
Именно поэтому всякое суперменство выглядит смешно. Сам сперматозоид не может превратиться в живое существо нового образца, даже если его IQ будет 300, или он съест печень своего могучего врага. Картинка, кстати, очень графична, она напоминает мне видение Иоанна Лествичника. Но там больше про ступени.
Всё. Уже идут с факелами сжигать меня за еретичество)

Tags: ,

February 8th, 2017

03:57 pm: Записки об осенней кампании 1763 года (Дачная книга)
Если не смотреть назад. Если не оглядываться. Что может провидеть мысленный, так сказать, взор в наступающих сумерках, упершись в стену заброшенной каменоломни? Как быть? Если всё время выкрикивать (про себя): Как быть? Куда бежать, куда не бежать? Или что-нибудь более яркое и бессмысленное: Ужас! Ужас! И так до полного введения себя в священный транс, который как бы намекает окружающим вас ужасным тупым друзьям по несчастью, что вы один тут что-то понимаете и страдаете по-настоящему только вы один, и у вас большое сердце. Да. Шумный мусор отчаяния, рассчитанный на публику. А если просто молчать? Мне представляется, что всякая пустота, не заполненная нашим бредом, свободная от хаоса личной бессмыслицы; верю, что такая пустота несет в себе, от сотворения мира, строгую и прекрасную структуру гармонии, совершенства и развития. Как примириться? Как увидеть, что собственная твоя гибель – не конец света, а шанс творения? Как перестать вопрошать и начать слушать?

Tags: , ,

February 4th, 2017

10:27 pm: Записки об осенней кампании 1763 года (Дачная книга)
Фабула такая (а может быть сюжет): герой повести – фактически сыщик. Живет, себе, поживает. Ни шатко, ни валко. Предположим, он только помогает условному Порфирий Петровичу расследовать какое-то преступление. Тщательно и честно собирает факты и улики. Рассказывает о них. Через некоторое время картинка из разрозненных фактов складывается такая, что он сам и есть преступник. Его арестовывают. Он бежит из-под стражи. Примерно три дня он живет на свободе совершенно иначе, чем жил раньше. Потом его, возможно, убивают. Абсолютный учитель жизни – тот, кто создал набор этих улик, остается за кадром. Фигура умолчания. Господь Бог?
Он расследует убийство, условно говоря, аристократа: веселого, очень богатого, владельца дворцов, поместий, домов в Петербурге, Вене и Харькове. Человека, знающего десять языков, любимца женщин, автора пьес и эпиграмм. У которого две семьи, дети. Крепостные. Аристократ – человек неправедный. Герой, тот, кто расследует убийство – тихоня, небесталанный, но довольно средний, милый, спокойный, без закидонов. Выясняется, что он убил самого себя (то есть это подразумевается. Аристократ – его альтер эго. И он его убивает). А в итоге у него остается на жизнь только три дня после побега из острога. Это такая отчаянная анархия дикаря, хотя и настоящая жизнь. История деградации, история вырождения. Сам себя съел. А противопоставить может только детские шалости последней бравады.
В свою очередь, все то, что описывается, только глава книги. И всё это – «приключения головы»: все мысли, прочитанные книги, помыслы, нечаянные фантазии обретают статус действенного события, неотличимы от реальности. Много героев. И все они безвылазно сидят в поле под дождем. Не могут никуда добраться. Возвращаются в круг своего совместного не веселого, но и небезнадежного мокрого шалаша. Люди из разных эпох, но противоречий между ними особенных нет. Временами, кто-то надолго уходит, возвращается и рассказывает, что ему удалось побывать в доме у Лесника. Лесник кормил его вареной картошкой и солеными огурцами. Рассказчику не очень-то верят, но слушают, затаив дыхание. Короче, еще одна фигура умолчания – факт того, что они все давно в аду. Серенький ад без зверств. Вся книга уже написана «оттуда». Типа так.
PS ЖЖ не хочет вписывать новые теги(

Tags: , ,

February 2nd, 2017

11:29 pm: Записки об осенней кампании 1763 года (Дачная книга)
Когда мы говорим «любовь», то невесть что мы подразумеваем под этим словом, оно так сладко закруглено со всех сторон, так нравится многим, но ни для чего толком слово это не годно. Да и как возможно на родном-то наречии сказать «я люблю тебя» – каша кая-то, невнятица: губки куриной гузкой, и бровки домиком. И ничего не понять: то ли сметана прокисла, то ли поросёнок сдох. Какая уж там любовь. «Я люблю тебя» должно звучать, как «чёрт побери!», как предсмертный вопль человека, напоследок, в самый неподходящий момент, уверовавшего в Господа Бога – он знает, что попадёт в ад, а времени на раскаяние уже нет, и чудо не спасёт.
Любовь может быть сильной и резкой, даже грубой. Прямо-таки зверской может быть эта самая любовь, и если мы назовем ее брутальной, то не сильно ошибемся. Для нее более подходит обозначение «страсть». Но не скажешь ведь: «я испытываю к вам страсть, милая Оленька Шульц». Так говорить неприлично.
Любовь может быть нежной, робкой, ревнивой, платонической. Может быть тень любви, которая прячется, лишь только взглянешь на нее или подумаешь о ней. Раз – и как не бывало. А только возьмешься за дела – она тут как тут, в ситцевом платье: стоит и не уходит, смотрит исподлобья и грызет травинку. Приглядишься – конопушки на носу, и глаз косит. Дура дурой. И снова она исчезнет, но заставит думать о себе неотрывно, до тех пор, пока не свечереет, и надо идти на двор кормить собаку. Собака прыгает, лижет тебя в ухо и в нос, выбивает миску из рук, и ставит грязные лапы тебе на старую шубу. Уже морозит, звезды над облетевшими яблонями светят белым чистым светом. У собаки изо рта пар. Пар над миской овсяной собачьей каши. Пахнет прелыми листьями, упавшими яблоками и первым снегом, не успевшим растаять за день. Пятна этого снега призрачно мутнеют в траве.
Ты уже мысленно вернулся в дом, к печкам, в тепло (собаческая каша стынет, засыхает у тебя на руках), хочется домой, к письменному столу. Срочно написать Алексееву, чтобы приезжал. Письмо. Да, посулить Ваньке рюмку водки и двадцать копеек, чтобы бежал на почту сей час же. И приедет ко мне Алексеев. Сядем с ним за чай после щей, будем курить. И я спрошу: слышь, Алексеев! А скажи, друг мой: что, Оленька Шульц – дура? Он выпустит струю паровозного дыма в сторону потолка, почешет под мышкой, и ответит, светло глядя мне в глаза: выкинь ты ее из головы. Дура она, такую дуру поискать.
После этих его слов, я убью Алексеева на дуэли. Он пропуделяет, а я закачу ему пулю под пуговицу на вороте. Вот что значит настоящий друг! Жизни для тебя не пожалеет. Вот гад. Пока я его не убил, напишу-ка я ему всё-таки письмо: Алексеев, приезжай! Оленька Шульц нейдет у меня из головы, я совсем извелся. Тут тоска такая без тебя – смерть. Да еще собака эта навязалась. Никого не подпускает, кормлю ее кашей сам. А по ночам она воет. Спать невозможно. Выхожу к ней на мороз, разговариваю с ней о Канте и Гогенцоллернах. Она уже изрядно понимает по-немецки и дает лапу, что очень мне льстит.

Tags: , ,

January 31st, 2017

11:17 pm: Пора что-то писать в ЖЖ. ФБ не всегда меня радует.
Моя барственная неторопливая нищета сменяется суетливыми приготовлениями к худшему. Всяческие фиаско (см. анекдот про слово из шести букв, обозначающее полный крах) не дают воспарить, а это очень даже худо. Потому как последней отрадой для меня было – воспарить. Воспарил – прощайте сырые переулки, пивные ларьки и музей народного творчества имени Непришей-Кобылина. А щас судьба говорит мне ломким фальцетом фельдшера-практиканта: нетушки, дудки, извольте соответствовать! Вот засада. Как бы улизнуть? А мысли всё не пускают за грань. Туда, где уже насижено место. Где мне уже понятнее, чем здесь, по эту сторону. Это не в смысле чернухи, хоррора и готики. Я не про детские игры в темной комнате с фонариком и бутербродами. Я про подошву жизни так сказать, про искренность в возрасте ухода. И не в ностальгически благостных тонах: как хороши, как свежи были розы. Не про сладкую горечь о прошедшем. Я бы хотел что-то понять про будущее в его крайней форме, а это будущее – вполне понятно какое. Но без истерик. Без разрывания тельняшки на волосатой груди с русалками и якорями. И видится мне это как голое поле ранней весной, в конце апреля, бесконечный мелкий дождик, мокрый шалаш из соломы, огня не разжечь. И вроде бы рядом должна быть река, даже кажется временами, что ее слышно. Но кругом дождь. Время за полдень перевалило уже часов пять как, а всё не стемнеет. Только туман поднимается, и пахнет раскисшей землей.

Tags:

September 18th, 2016

09:25 pm: Итальянский художник
Поздравим себя! Я дописал "Итальянского художника". Тему придумал еще в 2002 году. Но в 2002 тема эта неожиданно для меня превратилась в "Историю Пиноальбара" и из самого "Пиноальбара" исчезла по причине гуманизма и доброты меня грешного и доброго Олега Владимировича Деева. В "Пиноальбаре" нет ужасов. Вот. А художника я писал года два. Доделал ночью. Там всё ужасно.
http://flibusta.is/b/461269/read

Tags: , ,

September 13th, 2016

01:47 am: Пиратское
http://flibusta.is/b/460777/read
Выложил на Флибусте "Кулинарную книгу и Историю Пиноальбара". Пока ждем попутного ветра с изданием - некоторые приколы текста утратили злободневность. Точнее уже в зубах навязли от повседневной злободневности. А в процессе писания несколько лет назад - это было так свежо, что даже как-то неприлично. А щас нормуль.

Tags: , , ,

September 7th, 2016

07:06 pm: Пиратское
Третий день (и ночь) переклёпываю вордовые файлы в FB2. Это такой вид спорта. Особенно интересно редактировать в FB2. Теперь выкладываю свои сказки на Флибусте. Сколько я оттуда всякого скачал - страшно подумать. Поддержим свободу распространения сказок в мире!
http://flibusta.is/a/172647

Tags: , , , , ,

April 8th, 2016

01:56 pm: Весна
Почти перестал писать в ЖЖ. Использую френдленту как окно в мир. Не надо бы писать "какокно", но слово не воробей. Кстати о воробьях. Проболел и затянул с подачей в ментовскую разрешиловку документов на продление разрешений на оружие. Теперь менты (а сейчас уже нацгвардия) делают это месяц. Пять лет назад мне сделали за неделю. Смысл такой, на охоту поеду без ружья, буду кашеваром. Что, безусловно, мне более подходит. Гусь останется цел. Беда в том, что я хотел пострелять дымным порохом, в свойственной мне старообразной манере. А вот не судьба. Но зато стволы чистить не придется.

Tags:

February 1st, 2016

12:55 pm: Грядущий 17-й год. Контрреволюционные мысли о революции.
А знаете ли вы, что у алжирского бея… А знаете ли вы, что народные, извините, массы – реакционны? Вы думаете, что Ленин был прав? Рабочий тащит пулемет, сейчас он вступит в бой? Ага-ага! Ленинцы… Щаззз. А кто (сову разорвал)… кто устраивает картофельные бунты, верит в черного кота, выбирает себе Гитлера и лечит насморк водкой с перцем? Ну, с кем не бывает… Кто в 14-м годе разгромил в припадке патриотизма магазин Мюра и Мерилиза в Москве, думая, что они немцы? Кто Му-Му утопил? Всё он, гадюка, он. Он – трудящий класс, надежда всех революций. Поэтому все так боятся долбаных революций. А какая это, к свиньям, революция? Это просто форма народного гуляния. Сегодня праздник у ребят, ликует пионерия. Дальше все знают. – Лешка, забегай, сволочь, слева. Не выпущай его из виду! И всё в таком разудалом виде Зощенко и Артёма Весёлого. Это не революция, а просто «не хочу ничего», не хочу этих ваших барских сложностей, разбросаю игрушки, сломаю Буратино и буду протестовать против манной каши. Вся эта революция, как известно, закончилась ничем. Хотели якобы демократического мира без аннексий и контрибуций, закончилось войной всех против всех. Нищета, голод, рабство ГУЛАГа. А в 13-м году возмущались тем, в каких ужасных условиях живут вольнонаемные рабочие. Даже смешно. В Государственную Думу не тех, видите ли, выбирают. Тьфу! Одно дело не тех выбирать, другое дело всех расстреливать и не выбирать вообще никого. В этом что ли смысл революции? Революция – это процесс усложнения мира. Революция – это свободное и бесплатное распространение информации, смена устаревшей тормозной финансовой системы и всё такое. То обстоятельство, что изменения иногда совпадают по времени с какой-нибудь гражданской войной, казнью монарха, чумой и шествиями с флагами – это совпадение породило наивную веру, что резня и шествие с флагами (а также ритмичное выкрикивание большим количеством людей каких-нибудь малоинформативных слов), всё это породило заблуждение, что бессмысленный погромный хаос и есть та самая революция. То есть выходит на крыльцо дядя Никодим поссать и посмотреть на приехавший в деревню новый трактор. И аккурат в это время, как на беду, в дядю Никодима ударяет молния. Бздынннь! – хана! После чего в народе устанавливется стойкая уверенность, что если кого-нибудь не прибить молнией или чем-то тяжелым, то нового трактора им не видать. Это, собственно, и есть Марксиз-Ленинизм. За гранью ленинизма лежит волшебство национально-освободительных движений. Это вообще атас. Когда куча людей вдруг начинает считать себя не людьми, а, например, китайцами там, русскими, татарами и не скажу еще кем. Это – последняя, вероятно, стадия идиотизма.

Tags: ,
Powered by LiveJournal.com